?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Витико


(C) перевод svart_ulfr


Преподобный Джон М. Купер, Католический Университет Америки


«Психоз витико» у индейцев кри


Типичное психическое расстройство, которое часто встречается среди восточных кри и других индейских племен северной Канады, - так называемая «болезнь витико». Эта странная форма психоза характеризуется (1) тягой к каннибализму и (2) ошибочным представлением о том, что больной превратился в витико, которого тошнит льдом, или же обладающего ледяным сердцем 1. Эта статья содержит подробное описание самого психоза и предлагает возможное объяснение двух его вышеуказанных особенностей. Приведенные факты, если не указано иное, взяты из полевых материалов автора, собранных им среди восточных и западных кри и других алгонкиноязычных племен.

1. Влечение к человеческой плоти. Среди алгонкиноязычных племен северо-восточной Канады, таких, как восточные кри, атапаски с реки Макензи, и некоторых эксимосов, зафиксированы отдельные случаи людоедства во время голода: о них говорят письменные источники и помнят старики кри; именно каннибализм стал той темой, что связует воедино фольклор и псевдоисторические рассказы. Восточные кри не знали церемониального или же религиозно-магического каннибализма, хотя последний и бытовал среди оджибве и алгонкинов с реки Святого Лаврентия, тесно общавшимися с племенами ирокезов. Кроме того, мы не обнаружим никаких следов социального одобрения людоедства - восточные кри, как и большинство северных алгонкиноязычных племен, питали и питают глубокое отвращение к любым его формам.

Кри прибегали к антропофагии лишь в тех случаях, когда им угрожал голод. Доведенные до отчаяния длительными голодовками, нередко страдая от психических расстройств, вызванных истощением, индейцы поедали своих погибших родичей, или же, в более редких случаях, убивали людей и питались их мясом. Неизбежный выбор между муками голода и жесткими племенными запретами порождал, в конечном счете, противоестественную тягу к человеческому мясу или же психоз, принимающий форму такого влечения. Куда реже такой психоз наблюдался у мужчин и женщин, не прошедших подобного испытания голодом.

Очевидно, что влечение к человеческой плоти, которое испытывают при «болезни витико», легко объяснить экологическими и культурными условиями нашего края: ведь в лесных областях северо-востока Канады голодная смерть была постоянной угрозой – возможно, больше, чем где бы то ни было, - а также жестким запретом на каннибализм и тем беззаветным ужасом, который испытывал перед ним обычный человек, не сталкивавшийся с тяготами голодовки.

2. Превращение в витико. Великан-людоед – распространенный герой сказаний разных народов, в том числе и коренных обитателей Северной Америки. В фольклоре индейцев кри такие гиганты обоего пола – не всегда единичная фигура, их может быть и несколько – нередко фигурируют как Витико, Атсен или Кокодьйо. Кри и по сей день испытывают перед ними суеверный ужас, даже те индейцы, что в иных отношениях изрядно европеизированы.

Кри боятся и старательно избегают мужчин и женщин, которые отведали человеческой плоти – от голода или по иным причинам. Таких обычно называли «витико», и верили, что они уже при жизни превратились в этих чудовищ, - причем нередко и сами безумцы верили в это. Вдобавок они считали, что как и легендарные витико, обладают ледяным сердцем или телом – важный момент, к которому мы еще вернемся. Такие «витико» были очень опасны своей склонностью к убийствам: их нередко подозревали в гибели детей и даже взрослых, для удовлетворения безумной тяги к человеческому мясу. Вследствие этого людей, которых считали витико, нередко убивали.

Связь веры в превращение или отождествление человека с витико и народных представлений о гигантах-людоедах с ледяными сердцами видится совершенно очевидной. Зададимся, однако, другим вопросом: «почему такое сверхчеловеческое создание, как витико, обладает ледяным сердцем?»

Кри и другие алгонкиноязычные племена рассказывают множество историй о том, как могущественного духа-витико убили индейцы, или другой витико. Общий элемент таких повествований – когда после убийства тело витико бросают в огонь, оно сгорает целиком, но сердце из прочного льда остается неповрежденным. Его достают из огня, дробят на куски, и только так уничтожают, - хотя можно для верности еще и бросить осколки в костер, где они расплавятся 2.

Про людей-витико среди кри и алгонкинов также бытуют масса похожих историй. Одну из них поведал мне Васванипи – старый индеец, с которым я встречался несколько лет назад (к сожалению, ныне покойный). В дни своей юности он вторгся в чужие охотничьи владения. Кто-то навел на Васванипи чары, и тот стал поедать сырое кроличье мясо. В итоге несчастный чуть не превратился в витико. В последний момент Васванипи сумел исцелить его дед: он пел, бил в барабан, а затем дал больному немного горячего медвежьего жира. Васванипи выпил его, и через некоторое время беднягу вырвало изрядной порцией чистого льда, которую дед с внуком тотчас же бросили в огонь. Это и стало поворотным моментом, иначе несчастный превратился бы в витико. Похожие верования бытуют и среди западных кри, населяющих Монтану. Они утверждают, что в теле человека-витико непременно должен быть кусок льда. Исцелить такого бедолагу можно, лишь дав ему выпить немного горячего жиру, который и растопит лед 3.

Индейцы кри запрещают своим детям есть лед. Родители предостерегают озорников: «Не ешь лед, а то превратишься в витико». Этот обычай зафиксирован у кри в Монтане и провинции Альберта, а также у восточных кри, до аттикамеков включительно. Упомянутый ранее Васванипи, говоривший на языке монтанье, предостерегая детей, говорил: «Ekáwī' yá mu misku'mi; tcī ká wītikō'win».

Будет логичным предположить, что ледяное сердце – всего лишь метафора зимы, сурового времени, когда землю покрывает лед, наступает голод, и мысли о каннибализме перестают быть такими пугающими. Существует еще пара обстоятельств, подтверждающих этот вывод.

Гигант чену из легенд микмаков, скорее всего, идентичен витико. Индейцы описывают их практически одинаково, вплоть до упоминания ледяного сердца. Само имя «чену», вероятно, тождественно слову «атсан», распространенному среди монтанье и аттикамеков ( или, как называли их французские колонисты, тет-де-буль, «круглоголовых») , и уже известному нам «витико» из языка кри. Согласно Рэнду, чену приходит из холодных северных земель. В одной из легенд рассказывается, как однажды он отправился в путешествие на юг, и с приближением весны слабел день ото дня. 4

В преданиях аттикамеков витико вынужден «тереться, словно дикий зверь, о пихты, сосны и другие смолистые растения. Когда его тело целиком покрыто смолой, он валяется в песке: после того, как это повторится несколько раз, кажется, будто тело витико сделано из камня». Такой же привычкой пасамакуодди наделяют чену: согласно их представлениям , он натирается еловым бальзамом, а затем катается по земле, чтобы та облепила тело. 5

Этот обычай заставляет вспомнить об ирокезских Каменных Плащах, кровожадных великанах-людоедах, которые тщательно натирались смолой, а затем катались по песку. Этимологическая связь («камень», «кремень» = «лед») и устойчивое представление о том, что родина Каменных Плащей – это север, где, согласно верованиям ирокезов, погребен бог зимы, позволили Хьютту утверждать, что именно он, великий ледяной гигант из легенд ирокезов, и стал предтечей легенд о Каменных Плащах.6

Явные параллели между Каменными Плащами и витико позволяют нам предположить, что последний связан с зимой - временем, когда землей правят голод и холод. Поэтому есть все основания считать ледяное сердце витико метафорой, отображающий состояние окружающей природы; символом безжалостной северной зимы, а сам образ ледяного великана-людоеда связан с зимним голодом и порожденным им каннибализмом.

Подведем итоги. У необычного психоза, которому подвержены восточные кри и некоторые родственные им племена, можно выявить две ключевые характеристики: жертву охватывает противоестественное влечение к человеческому мясу, и несчастный превращается в витико, чудовище с ледяным сердцем. Причины антропофагии следует искать в суровых природных условиях и жестких племенных запретах. Превращение больного в витико выявляется по косвенным данным, а именно через анализ фольклорных представлений об этом создании.

1. Эта форма истерии, по-видимому, является североамериканским феноменом. Во всяком случае, она принципиально отличается от т.н. «арктической истерии», зафиксированной в Северной Азии. См. M. A. Czaplicka, Aboriginal Siberia, Oxford, 1914, 308-25.

2.Подобные фольклорные мотивы бытуют у микмаков и пасамакуодди: S. T. Rand, Legends of the Micmnacs, N. Y., 1894,1 96-97; C. G. Leland, Algonquin legends of New England, Boston, 1885, 241-42, 246-48.

3. См. идентичные представления микмаков и жителей озера Нипигон: Rand, 1. c., 248; Leland, 1. c., 253; D. Cameron, in Masson, Les bourgeois de la Compagnie du Nord-ouest, Quebec, 1890, ii, 250.

4. Rand, l. c., 190, 194, 197-98; Leland, 1. c., 233, 247.

5. J. E. Guinard, in PRIMITIVE MAN, 1930, iii, 69; Leland, 1. c., 247.

6 J. N. B. Hewitt, in BAE-R 32, 1918, 64; cf. Hewitt, "Tawiskaron", BAE-R 30, ii, 707-11I, and W. E. Connelley, Wyandot folk-lore, Topeka, 1899, 92.

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
youlenka22
18 янв, 2016 13:52 (UTC)
Спасибо, интересная статья!
svart_ulfr
18 янв, 2016 18:33 (UTC)
Рад, что оказалась полезной )
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Profile

indian_land
Индейская Территория

Latest Month

Апрель 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner